i_basta (i_basta) wrote,
i_basta
i_basta

недетская жестокость

Мы так много и часто говорим о подростковой жестокости. Мы говорили о том, как дети бьют детей, как дети бьют взрослых, как взрослые бьют детей, как взрослые бьют взрослых из-за детей. И все выводы давно сделаны. Мы тоже дрались. 
За школьным двором. Ребята, которые жили в бараках, ходили воевать с теми, кто уже переехал в многоэтажки. И это не было новостью на всю страну. Просто у нас не было мобильных телефонов с камерами. Просто дрались мы в офф-лайне. 
В таких городах, кажется, время остановилось. Старушки на скамейках, во дворах на веревках сушатся трусы. И никому до них дела нет. Ни до трусов, ни до старушек. Да и не было бы. Пока кто-то не начал вытряхивать грязное белье. 
Жестокая драка трех школьниц в городе Гусеве подняла со дна все, что только могли таить узкие улицы маленького городка. Все четыре дня, проведенные в Гусеве, вспоминался фильм Ларса Фон Триера "Догвиль". 
Останавливаемся у железнодорожного переезда. Таксист рассказывает, что совсем недавно тут была авария, шесть человек погибли. Рядом стоит памятный знак- 2001 год. Недавно... Нас учили, что новость живет один день... Это не совсем правда, в маленьких городах она живет до тех пор, пока не появится свежая...
Эта драка почти сразу переросла местечковый масштаб школьной потасовки. Это не просто три девочки подрались, пусть и очень жестоко.  Передрались три ведомства. МВД, следственный комитет и прокуратура. Все выясняли, кто главнее, умнее... 
Они и раньше конфликтовали. Просто делали это так, чтобы никто не заметил. А тут, можно сказать, сцепились в открытую: полицейские отказали в возбуждении уголовного дела, следственный комитет - открыл. Прокурор города это решение отменил. А областной следственный комитет отменил решение об отмене. 
Это ведь не конфликт силовиков именно Калининградской области. Но выговор все равно получил начальник гусевского отдела полиции. Теперь перед журналистами оправдывается: за отсутствие служебного рвения... И, кажется, этот уставший полковник очень хорошо понимает, когда нужно назначить виновного, то им, виновным, обязательно будет назначен тот, кто сидит ниже всех. 
Все, что происходит в последние дни в Гусеве, - это классический курятник. Сесть повыше, клюнуть ближнего, нас*ать на нижнего. Этот двадцатитысячный город и есть макет всего социального устройства страны. Вот оно, наше гражданское общество. 
В Гусеве провели митинг в поддержку избитой девчонки - никакой политики, никакой, не дай Бог, оппозиции.  И из-за этого митинга местная администрация заявила, что скандал с банальной по сути своей дракой раздувают до федеральных масштабов, чтобы раскачать лодку стабильности. И конечно, это делают провокаторы-наемники, за печеньки.
Теперь - одно за одним обращения в суды. Журналисты и активисты защищают свои честь и достоинство от клеветы. Сплетни захлестнули весь город. Нашли даже у зачинщиц драки какую-то родню в администрации города. Да нет же, среди областных депутатов. Да что там депутаты, сам губернатор, едва ли не нянчил одну из хулиганок. 
И уже говорят, что родня Сухоруковых подается за гонорары на телеканалы. И поэтому они так не хотят, чтобы про них забыли, ведь гонорар - это хороший источник дохода. Поэтому тема так активно подогревается...
О проблемах всей семьи пострадавшей Лены Сухоруковой все знали. И администрация, и соседи, и полиция. Но забегали только после того, как об этой драке заговорили с больших экранов. 
Ну как проблемная семья. Обычная для российской глубинки. У папы Андрея на руках синими чернилами отпечатались ошибки молодости... У мамы Иры - лицо женщины смертельно уставшей от воспитания троих детей. И оба они - Андрей и Ира - измучены чем-то неуловимым, от чего в воздухе разливается неприятный запах выпитого вчера. 
Сама Лена, та которую жестоко поколотили подружки, очень резко изменилась. Куда-то исчезла Трогательная девочка с двумя хвостиками, что сидела в студии ток-шоу федерального телеканала. Там ее жалели, уверяли, что у нее появился старший брат, и он не даст теперь ее в обиду. Четырнадцатилеткам многое прощают за трогательные хвостики...
Дома, где нет дорогих московских адвокатов, где нет гримеров и студийного света, мы увидели совсем другую Лену. Маловоспитанную девицу, которая обещает "прирыть" своего отца, если тот посмеет дать интервью. Перед камерами будет выступать она. А папа пусть ищет письмо из полиции, в котором Сухоруковым отказали в возбуждении уголовного дела. Лена хочет отправить копию этого письма в Москву, в Государственную Думу, потому что очень хочет, чтобы "все, кто сидит тут (в Гусеве) в полиции, повылетали бы отсюда нахрен".
Произнося такие слова, человек, живущий в провинции (где каждая собака знает, что ты ел на завтрак и какого цвета у тебя горошек на трусах) кажется, не думает. Ни о том, что жить придется не в студии с ведущим ток-шоу, а тут, в Гусеве. И придется мириться с тем, что все все про тебя знают. А таких слов маленькие города не прощают. Даже четырнадцатилетним. 
И вроде, она уже не просто восьмиклассница. Она уже звезда всероссийского масштаба. И уже в порядке вещей - кричать на родителей. Они же ничего не сделали, чтобы обидчиц Лены наказали. А уголовное дело... уж ей-то верную информацию передали: "дело завели, потому что Путин всем транды вставил". Что б ты понимала, девчонка...
Tags: ТВ, калининград, работа, статья
Subscribe

  • дело врачей

  • столица зла...

    Брянск, Брянск... Брянск. Дрянск. слишком много дрянных новостей оттуда в последнее время. я думала, что страшнее истории про ребенка, провалившегося…

  • лето жарким солнымком согрето...

    вот оно какое, наше лето... вот такое, блин, лето, когда выходишь 5-го апреля и выкапываешь машину из сугроба. нормальное, блин, лето, когда…

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments